Украина: “революция достоинства” или диктатура уголовников?

Ольга ШЕЛКОВА

Громкое убийство представителей милиции боевиками в ночь с 3 на 4 мая стало настоящей квинтэссенцией разразившегося после февральского переворота криминального беспредела. Здесь сплелось все: и дерзость преступников, и их готовность убить за мизерную сумму, и использование боевого арсенала, который в благополучной стране не каждому террористу и мафиози доступен. Исполнители - из карательного батальона неонацистов, точное название которого не могут установить до сих пор. То ли УПА, то ли “Торнадо”, то ли “Айдар”, то ли “Белый молот”. Впрочем, значение это имеет лишь для следователей, обязанных предоставить точные данные в суд. Для людей же, живущих в постоянном страхе за свою жизнь и благополучие, важно лишь то, что бандитов стало невозможно отличить от правоохранителей, что они, подобно сиамским близнецам, сплелись в единое целое, что налетчики сами имеют удостоверения спецбатальонов МВД и Минобороны.

* * *

Удивляться здесь нечему. Разгул криминала начался буквально в первые же дни евромайдана, когда (задолго до прогремевшего на весь мир избиения безоружных солдат-срочников из внутренних войск 1 декабря 2013 г. на Банковой) правосеки без излишней огласки нападали на автобусы “Беркута”, совали бойцам спецназа взрывпакеты в наколенники, травили газом и прокалывали шеи шилом. Уже тогда начались нападения на мирных киевлян, захваты жилья в центре Киева боевиками майдана, а сам майдан, по данным охранявшей правительственный квартал милиции, стал пристанищем рецидивистов и уголовников со всей страны.

Тогда же было положено начало “традиции” убийств милиционеров. В противостоянии с озверевшими нацистами погибли десятки и были ранены сотни бойцов “Беркута”, упомянутый “Белый молот” открыто расстрелял патруль ГАИ.

В тот период многие граждане поддерживали расправы с “сатрапами диктаторского режима”, носили боевикам майдана теплую одежду и продукты, а интеллигентные киевские пенсионерки, выстроившись цепочками на Грушевского, подавали нацистам камни для избиения милиции. Несмотря на все предупреждения, никто из них не желал задумываться о том, что эта озверелая толпа вскоре повернет оружие против них, грабя их дома и офисы, угоняя автомобили, избивая на улицах их детей и отбирая у пенсионерок в темных подъездах пенсии.

Не желали они признать и то, что, придя к власти на штыках ультраправых боевиков, рецидивистов и бомжей, киевская хунта не сможет разоружить своих верных ПСов (боевиков “Правого сектора”), сама став их заложником. Впрочем, она к этому не особо и стремилась, сразу же легализовав боевиков майдана путем создания Национальной гвардии и карательных батальонов для борьбы с “нелояльной” милицией и подавления общественных протестов. Еще одним “революционным” шагом стало принятие в апреле 2014 г. закона об амнистии, выпустившего на волю около 20 тыс. заключенных.

16 May 2015

Несостоявшаяся атака самолетов(Два самолета ВВС Украины попытались приблизиться к Донецку)
Глава Минфина Украины признала проблемы в переговорах с кредиторами

More reading: • Европу пугает реэкспорт нацизма из Украины (Однако всерьез противостоять этому она неспособна, считают эксперты) »»»
Центральное британское издание “The Daily Telegraph” подтвердило участие европейских неонацистов в карательной операции против Новороссии.
• Милиция Киева усиливает меры безопасности накануне так называемого "народного вече": могут приехать несколько тысяч бойцов из состава так называемых добровольческих батальонов, сформированных для АТО »»»
“На въездах будут блокпосты, вас могут попросить открыть багажник, предъявить документы.
• Во время факельного шествия в Славянске прогремел взрыв »»»
В городе Славянске Донецкой области на территории больницы прогремел взрыв.
• На поминальной неделе в Новых Петровцах (на Украине) цыганам запретили вход на кладбище »»»
Глазам не верю: “Гражданам ромской национальности (цыганам) вход на кладбища в поминальные дни запрещен”.
• В лагере карателей ополченцы Донбасса нашли зверски убитых девушек »»»
Страшную находку сделали ополченцы Донецкой народной республики в городах и селах, где орудовали боевики.